Sissy в примерочной 1 часть

Woman trying on dress in fitting room, man watching

— Для жены выбираете?

Антон от неожиданности вздрогнул и даже слегка покраснел. Тем более, что этот вопрос задал в сущности еще мальчик. Антон удивленно посмотрел на спрашивающего. Да, на вид определенно вчерашний еще школьник, лет восемнадцати, первый, от силы второй курс ВУЗа. Что он тут забыл, в магазине женского белья? Наверное, лекции прогуливает. Симпатичный. Невысокого роста, скорее худощавый. Когда улыбается, делается довольно милым. Общительный. Они сейчас все такие, общительные и легкомысленные. Поколение «пепси».

— Да нет. Я еще не женат. Пока еще. Вот, выбираю свадебный подарок своей невесте.

— Ух ты! Эротическое белье?

Антон почувствовал, что все-таки краснеет.

— А ты не слишком ли еще молод, чтобы в таких вещах разбираться?

— Неа. — в глазах парня играли шкодливые чертики.

Нисколько не стесняясь, он принялся рассуждать:

— А какое еще белье можно выбирать невесте? Я у друга одно кино смотрел… интересное. Про жениха и невесту. Ну, вы понимаете, да?

Он хихикнул, прозрачно намекая, какого рода «кино» он смотрел.

— Честно! Я не такой уж маленький, на первом курсе учусь на филфаке.

— Да, уже взрослый мальчик. — смутившись, согласился Антон. — А почему не на занятиях?

— Да ну их. Я первую пару прогулял, на вторую не пошел. — С довольным видом заявил парень. — Древнерусская литература такая тоска! Кстати, меня Женя зовут.

— Антон.

— Будем знакомы! А вашу невесту как зовут, если не секрет?

— Не секрет. Настя.

— Красивое имя!

— Спасибо. Она и сама красивая.

— Охотно верю. — Женя снова заулыбался. — Блондинка наверное?

— Да, как ты угадал?

Улыбка определенно ему шла. С ней он становился похож на какую-то знаменитость. Из их среды, вчерашних школьников… Антон к своему стыду никак не мог вспомнить, на какую именно. Все-таки больше десяти лет разницы — Антону было тридцать два. В культурном отношении это пропасть.

— А хотите порекомендую? — предложил вдруг парень. — В том кино, что я смотрел, было вот точь-в-точь такое, белое с кружевами. Очень красиво смотрелось, пока… пока они его не сняли.

Он снова ухмыльнулся.

Антон тоже вежливо рассмеялся. Этот, в сущности, еще пацан начинал все больше ему нравиться.

— Видишь ли, существует одна проблема. — сказал Антон. — У моей Насти очень редкий размер, 40-й. Она у меня девушка миниатюрная. Я всегда, когда что-то ей покупаю, боюсь ошибиться, а тут еще не могу позвать ее примерить, сам понимаешь, это же должен быть сюрприз.

— Послушайте, да вам сегодня повезло! — парень едва не подпрыгнул от радости. — Как хорошо, что я лекции прогулял. У меня же точно такой же размер!

— Гм… Рад это слышать, но как это может мне помочь?

— Вы разве не понимаете?

— Не совсем.

— Берите свое белье. — командирским тоном уверенно распорядился Женя. — Да-да, все это, что выбрали, и чулки тоже. А потом поедем ко мне, и я для вас его примерю!

Антон слегка обалдел.

— Как примеришь?

— Ну а как еще примеряют? Надену на себя, а вы посмотрите, подойдет по размеру или нет. У нас же с вашей Настей один размер, так что вам повезло!

— Э… да я как бы не уверен… — замялся Антон, переваривая услышанное.

— А что тут сомневаться? Человек человеку друг, я вам помогу по-дружески. Зато будете знать наверняка, что сюрприз удастся, и ей все будет впору. Не волнуйтесь, все будет во! — Женя показал большой палец.

— Погоди. Это как-то неожиданно.

— Да вы не стесняйтесь. Я тут недалеко совсем живу, у вас много времени не отнимет. Мама только поздно вечером вернется, нам никто не помешает. Мне-то все равно делать нечего целый день.

— А ты сам-то не стесняешься?

— А чего мне стесняться? Я же не девочка, чтобы стесняться. И потом, что я — женского белья не надевал?

— А ты разве надевал? — с подозрением спросил Антон.

Женя, казалось, слегка смутился, но тут же нашелся что ответить:

— Ну конечно, когда маленький был, в мамино наряжался. А кто этого в детстве не делал?

— Постой, ты правда не шутишь?

— Нет, конечно. Поехали! Смелее!

«А и правда, чем я рискую?» — подумал Антон. — «Предложение, конечно, странноватое. Но зато наверняка. И Настёна будет рада».

— А ты знаешь, ты меня и правда очень выручишь. Ты бы знал, как на Настю тяжело что-то подобрать!

Женя просиял.

— Берите все, что нужно, и пойдемте.

— Поедем к тебе? — уточнил Антон.

— Ну конечно. У меня удобно. — пообещал Женя. — Мы же не пойдем тут в примерочную. Это будет выглядеть со стороны как-то подозрительно, если мы вдвоем туда заберемся, а я буду женское белье там надевать. Еще подумают, что мы голубые.

— Ну я-то точно не голубой! — усмехнулся Антон.

— И я тоже. Так что поедем ко мне.

Ехали на метро и правда не долго. Вскоре гостеприимный Женя провел своего нового знакомого в просторную квартиру в старом жилфонде.

— Квартира досталась от дедушки. — пояснил Женя. — Он был еще при Сталине какой-то шишкой, вот его и наградили… по партийной линии. Видите, какие потолки высокие! Ну это я так, хвастаюсь.

— Ага, понятно. — пробормотал Антон, озираясь в незнакомой обстановке.

Женя провел его в свою комнату. Антон с любопытством осмотрелся. Ничего необычного. Полуторная кровать у стены с ковром, письменный стол, на котором учебники и компьютер. В углу — платяной шкаф, на стенах минимум декораций, в основном какие-то семейные фото и пара древних плакатов с «Tokio Hotel». В общем, обычная комната студента.

— Вы тут пока побудьте, — сказал Женя, — а я душ приму.

— Зачем?

— Ну как зачем. Я же белье буду примерять. Так полагается, его даже в магазине разрешают только поверх мерять. Я думал, вам приятнее будет, если я белье на чистое тело надену.

— А, ну да, ты совершенно прав. Я как-то не подумал.

Женя усадил Антона за стол и выскочил из комнаты. Вскоре откуда-то из недр квартиры раздался шум бегущей воды.

«Мда, интересная история». — подумал Антон.

… Женя принимал душ уже довольно долго, и Антон откровенно заскучал. Что-то уж долго парень подмывается, видать, и в самом деле не хочет запачкать белье. Может, поторопить его?

Антон встал и немного скучающе вышел в коридор. Ага, так вот почему вода так шумит: Женя неплотно притворил дверь ванной, оставив щель сантиметра полтора шириной. Антон подошел к двери, машинально протянул руку, чтобы закрыть ее поплотнее.

Внезапно его посетила мысль, от которой он невольно покраснел. Но искушение, самое обычное любопытство пересилило. Ведь это так естественно: щели для того и существуют, чтобы в них подглядывать! Он медленно убрал руку и осторожно прильнул глазом к щели.

Женя, совершенно голый, стоял в ванной и, что-то мурлыкая с довольным видом, вертелся под бьющими из-под потолка струями горячей воды. Его руки скользили по телу, оставляя мыльные разводы, которые стекали по длинным, стройным ногам. На теле парня почти не было волос, если не считать густой меховой оторочки вокруг неожиданно крупного пениса. Почти лишенные растительности яички сверкали розовым, как у поросенка.

Антон затаил дыхание и, стыдясь самого себя, подглядывал, как мальчишка моется. Внезапно юноша повернулся лицом к стене, и Антон, который вроде бы уже справился с собой и хотел было стыдливо отступить, задержался еще на несколько секунд, невольно очарованный видом мальчишеской попки. Она была у Жени довольно-таки выпуклая и такая очаровательно круглая, что Антон невольно сглотнул подступивший ком.

Он почувствовал, как его бросило в жар.

«Что за черт!».

Он отпрянул от двери, отирая со лба испарину. Перед глазами все еще стояло наваждение круглых, немного рыхловатых и прыщавых жениных ягодиц, блестящих от мыльной воды, стекавшей по ним Женя явно не изводил себя физкультурой, и его зад был круглый и… какой-то женственный что ли.
Антон мысленно утешил себя: «Это даже хорошо. В белье он будет больше похож на Настю…»

Он собирался было уже неслышно отступить от двери, но искушение снова взяло верх, и Антон опять прильнул к щели.

В этот момент Женя с шумом уронил мыло и, досадливо чертыхнувшись, наклонился, запустив руки под воду. Он, конечно, не догадывался, что за ним подсматривают, поэтому поза, которую он ненароком принял, поражала своей естественностью и одновременно бесстыдством. Антон ошалело смотрел, как мальчик стоит «раком» и ловит под водой обмылок. Его попка еще больше округлилась, а выпуклые полудоли сами собой слегка раздвинулись, так что были видны свесившиеся розовые яйца и — чуть выше — крошечный кружок ануса.

Антон некоторое время обалдело лицезрел эти интимные анатомические подробности своего нового знакомца, после чего, наконец, отскочил от двери и попятился в коридор. Вслед ему стих звук воды. Антон в панике ретировался в комнату и постарался принять как можно более естественный и безмятежный вид.

Вскоре появился Женя, закутанный в толстый махровый халат, с головой, совсем по-женски замотанной полотенцем.

— Ну вот, я совсем и не долго. — улыбнулся он.

— Да, мне даже не успело наскучить. — неуклюже пошутил Антон.

— Правда? Ну-с, давайте займемся примеркой? Что тут у нас? Только давайте вы не будете смотреть, как я переодеваюсь, а то я стесняюсь немного. — Женя улыбнулся так подкупающе, что у Антона немного отлегло.

— Хорошо, конечно, как скажешь. — сказал он с облегчением.

— Давайте белье, я пойду в мамину спальню переодеваться, там у нее как раз и косметика.

— Косметика? — Антон опять напрягся.

— Ну да, косметика. — с совершенно естественным видом сказал Женя. — Вы разве не хотите, чтобы я немного подкрасился?

— Н-не знаю, как-то даже не думал об этом.

— Я подумал, что будет хорошей идеей накраситься под девушку. Чтобы женское белье на мне смотрелось естественней. Я же все-таки парень. А если накрашусь, буду больше похож на вашу Настю.

Он опять хихикнул, точно так же, как тогда, в магазине. Антон снова сглотнул.

— Ну… давай.

— Только вы не заходите! Я сам позову.

Он исчез, оставив на паркете капельки воды.

В этот раз ожидание не казалось таким долгим, хотя Антон и не решился подсматривать, как мальчишка переодевается. Ему по-прежнему было немного не по себе от всей этой авантюры, но в этот раз он был уже заинтригован и непременно хотел дождаться развязки. Из комнаты, в которой исчез Женя, сначала послышалось жужжание фена, потом все стихло. Несколько минут ничего не происходило, потому вдруг оттуда начала доноситься тихая медленная музыка, после чего послышался голос:

— Антон! Я уже готов. Заходите.

Антон сразу понял, что означает выражение «ноги стали ватными». Он почти подкрался к двери спальни, медленно открыл ее и вошел. На журнальном столике стояла магнитола, из которой и доносилась эта ненавязчивая мелодия. Освещение было приглушено, поэтому он не сразу разглядел Женю, который просто стоял подле широкой двуспальной кровати под балдахином. А когда разглядел, в очередной раз обалдел.

Перед ним стояла… девушка. И причем хорошенькая!

Нет, конечно это был все тот же первокурсник филфака, прогулявший две пары. Только теперь на нем были белые кружевные чулки, застегнутые по всем правилам на пояс; поверх — узкие трусики-стринги, впрочем, такие крошечные, что из-под них явственно выпирало его достоинство, едва-едва скрытое клочком полупрозрачной такни спереди; в кружевной бюстгальтер проказник явно напихал чего-то, чтобы грудь казалась больше… Мальчишка был в макияже: глаза подведены тенями, ресницы и брови старательно накрашены тушью, а в мочках ушей искрились массивные серьги. Спелый бутон рта расцветал алой помадой: Антон только сейчас заметил, какие у мальчика пухлые чувственные губы… нет, губки! Обе руки паршивца украшали множество дешевых, блестящих браслетов, которые позвякивали при каждом движении, а пальцы были украшены длинными накладными ногтями.

Антон обалдело оглядывал женину фигуру сверху донизу, и его взгляд удивленно задержался на его изящных, узких ступнях: сквозь прозрачные чулки было видно, что ноготки его аккуратных пальчиков тоже были покрыты лаком. И когда успел только! Наверное, какой-то быстросохнущий лак. Антон был готов поклясться, что этой детали еще не было, когда Женя вышел из ванной.

На тонкой, но длинной шее парня красовалось увесистое ожерелье из фальшивых брильянтов, а бедра опоясывала золотая цепочка. Не хватало, пожалуй, только пирсинга в пупке, но и без того его образ был доведен до совершенства: довольно крикливо, в большой степени бесвкусно — было видно, что мальчишка надевал все эти украшения без разбору, чтобы казаться как можно женственнее — но это было так, черт возьми, восхитительно, что Антон только молчал, чувствуя себя, словно огретым дубиной. Изо всех сил. Более всего поражал осознаваемый им контраст между тем, как выглядел мальчик, и кем он на самом деле являлся.

Женя явно наслаждался произведенным эффектом: Антон буквально не мог произнести ни слова.

— Ну как? — безмятежно спросил он. — Нравлюсь?

— Обалдеть… — только и произнес совершенно ошарашенный Антон.

— А так?

С этими словами Женя повернулся спиной и встал, слегка подбоченясь, обхватив руками локти. Он повернул голову и кокетливо оперся подбородком о вздернутое плечико. Тонкая полоска стрингов почти исчезала между его пухлых ягодиц. Он задорно повилял попкой, и ягодицы заманчиво колыхнулись в воздухе. По всей видимости, он припудрил даже попу, потому что прыщиков почти не было видно.

— Нравится белье?

— Белье? — с глупым видом переспросил Антон и, тут же спохватившись, — а, да, очень!

— Подошел размерчик?

— Да, просто идеально.

Женя снова повернулся к Антону и медленно подошел к нему, совсем по-женски плавно покачивая бедрами. Антон ощутил, как от него пахнет чистой кожей и духами — дешевыми, но приятными, с цветочным ароматом.

— И как же, похож я на вашу Настю?

— Вообще-то нет, она немного другого типа, но размер полностью совпадает… — забормотал Антон, на ходу начиная ощущать себя дураком и занудой.

Женя снисходительно усмехнулся.

— Ну, я же обещал. Вам правда нравится?

— Очень нравится. Ты… ты такой красивый. Тебе так идет, что даже не хочется, чтобы ты его снимал.

— А я пока и не собираюсь. — кокетливо улыбнулся Женя. — Хочу, чтобы вы все как следует рассмотрели. Вы не торопитесь, а то вдруг потом окажется, что белье все-таки не подходит! Подарите не то. Времени у нас еще навалом.

Женя опять отодвинулся, прошелся по спальне, стараясь копировать женскую походку. Ему это хорошо удавалось, по крайней мере, его круглый, почти голый зад довольно-таки раскованно вихлялся при каждом шаге. Антон откровенно любовался им, в некотором замешательстве ощущая, что начинает испытывать сексуальное возбуждение.

— Давайте я вам разные позы покажу, и вы посмотрите, насколько белье хорошо сидит. — предложил Женя. — Это же эротическое белье. Давайте попробуем, как оно будет смотреться в постели.

Антон обалдело слушал мальчишку, не зная, что сказать, но тот, похоже, уже не нуждался в его ответах, вся инициатива давно перешла к нему.

— Вот смотрите, так хорошо?

С этими словами Женя залез на постель и изящно встал на ней на четвереньки, прогнувшись в пояснице и старательно оттопырив попу. Он оперся на локти, положив подбородок на тыльные стороны ладоней, слегка надул губки и с бесстыдной серьезностью уставился на Антона. Длинные пальцы его рук, увенчанные накладными ногтями, были расслабленны, и общее впечатление женственности, которое излучал юноша, просто ошеломляло.

— А так?

Он медленно раздвинул ноги на всю ширину кровати, ложась при этом на живот. Снова повилял попкой из стороны в сторону.
— Красиво. — промямлил ошеломленный Антон.

Женя снова заулыбался:

— А знаете что, давайте вместе примерять! Идите сюда и будем вдвоем в постели пробовать. Только вы тоже разденьтесь, а то как-то глупо будет, вы в костюме, а я в чулках. Вы какие позы знаете?



 

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.