Sissy в примерочной 2 часть

o63qsE0nlMw

Антон плохо помнил, как раздевался. Он пришел в себя, только когда оказался лежащим в постели под балдахином, голый, а на сгибе его локтя лежал (лежала?!) Женя, положив одну ногу в белом чулке на его бедро, а острыми кончиками накладных ногтей шевеля волосы у него на груди.

— Давайте я сегодня побуду вашей девушкой. — предложил Женя. — Меня и зовут удобно, да? Женя — это и женское имя тоже. Это же эротическое белье, поэтому нужно попробовать, насколько в нем удобно заниматься эротикой. Ну, вдруг там жмет где-нибудь или натирает, ага? Только самую, капельку, ладно? Только ничего такого не подумайте, я ведь вам не голубой какой-нибудь!

— Конечно-конечно. — пробормотал Антон, которого била дрожь от возбуждения.
— Ну? — парень пытливо смотрел на него исподлобья. — Поцелуйте меня что ли.

… Для «не голубого» мальчишка весьма неплохо целовался, просовывал Антону в рот язычок, весьма натурально поскуливал от удовольствия и весь извивался в его объятиях. В голове Антона царил какой-то радостный сумбур. Его одолевало ощущение, что он ласкает нежную, тонкую девушку, хотя от мальчика пахло иначе, и все ощущения были несколько грубее и от того — более свежи. Эх, Настька!… — некстати пронеслось в голове у Антона. — А Женя, и в самом деле, универсальное имя, как удобно!

Задохнувшись, они разомкнули губы. Антон смотрел, как глаза парня шалеют от удовольствия и неги. Они снова поцеловались. А потом еще и еще, с каждым разом все более жадно и страстно. О своей Насте Антон уже не думал, все его мысли были заняты Женей, который (которая?) был вот тут, совсем рядом, одурманивая ароматом разгоряченной кожи и дешевых духов.

Антон чувствовал, как, целуясь, Женя опустил руку ниже и сомкнул пальцы вокруг его звенящего от напряжения члена. Его рука умело двинулась вниз, обнажая головку, потом опять вверх, потом снова вниз… Парень начал опускать голову все ниже, целуя сначала шею Антона, потом грудь, потом напрягающийся от удовольствия и щекотки живот. Неужели…

Женя внезапно густо покраснел и от того стал еще привлекательнее.

— Только я немного стесняюсь. Вы пожалуйста не смейтесь, если я что-то сделаю не так. Я ведь не пидор какой-нибудь. Мы просто попробуем чуть-чуть и все…

— Нет, что ты… — пробормотал Антон и тут же, не выдержав, застонал, ощутив, как головка его члена медленно погрузилась в горячую, сосущую теснину мальчишеского рта и вокруг нее обвился его неожиданно умелый язычок. Постанывая от удовольствия, Женя старательно сосал, направляя член рукой. Его голова мерно двигалась, нанизывая ротик на разбухший ствол члена, серьги-клипсы и браслеты на тонких, изящных руках тихо позвякивали в тишине спальни.

Потом он вынул член из губ и начал лизать его ствол, совершенно бесстыдно и без тени брезгливости тщательно проводя по нему языком. Женя опускался все ниже, и Антон задрожал на постели, чувствуя, как парень нагнулся совсем низко между его ног и начал облизывать его мошонку, по очереди втягивая оба яичка в рот. Его рука при этом, не останавливаясь, дрочила ствол члена, и эти разнонаправленные действия — рукой и ртом одновременно — очень хорошо у него получались, так что Антон ни на мгновение не мог отвлечься от забытья охватывающего его наслаждения.

Это блаженство, казалось, длилось целую вечность, и Антон уже готов был извергнуться мальчишке прямо в ротик или на лицо, но тот внезапно остановился, словно предугадав ход событий.

Он сел на постели, с трогательной неловкостью отерев с губ и подбородка набежавшую слюну.

— Ну как? — радостно спросил он. — Понравилось?

Казалось, что все происходившее было для него какой-то веселой игрой.

— Очень! А тебе? — переспросил Антон.
— Вполне. Сосать было очень удобно, нигде ничего не мешает. Я думаю, у вашей Насти с этим точно проблем не будет. Или вы сомневаетесь? Хотите, еще попробуем.
— Давай!

Антон блаженно расслабился с закрытыми глазами, весь уйдя в ощущение того, как его медленно поглощает живой, непрерывно движущийся мальчишеский рот. Женя с причмокиваниями сладко сосал еще несколько упоительно долгих минут. Он делал это довольно разнообразно: двигал из стороны в сторону головой, обхватывал член язычком со всех сторон, выписывал ртом восьмерки вокруг ствола члена, крепко покусывая его губками в разных местах… Наконец, он снова выпрямился, отирая губы, и подытожил:

— Ну все, пожалуй, хватит, а то еще подумаете, что я пидор.
— Что ты, конечно нет, у меня и в мыслях не было так думать! Было очень приятно. Спасибо тебе, мне правда понравилось.
— Только никому не рассказывайте!
— Не сомневайся даже, я буду нем, как могила. А… давай еще?
— Ну, так мы сосаться хоть до вечера можем. И без этого понятно, что в белье это делать удобно. Давайте тогда что-нибудь другое попробуем?
— А что ты хочешь? — с интересом спросил Антон и снова был ошарашен прозвучавшим ответом.
— Если хотите, — вкрадчиво произнес Женя, улыбаясь, — то можете свою писю мне в попу повставлять. Но только немного и как бы понарошку. Ну, как будто мы ебёмся, но только невзаправду.

Антон только кивнул в ответ, не до конца веря в услышанное.

— Подождите секундочку, я сейчас.

С этими словами Женя соскочил с постели. Антон озадаченно проводил его взглядом. Спереди женины стринги надулись упругим бугром. Колыхая своими волшебными ягодицами, он выбежал за дверь и отсутствовал около минуты. Это время показалось Антону целой вечностью. Наконец, Женя вернулся в спальню, и Антон едва не подпрыгнул от волнения, увидев у него в руках маленький тюбик с голубой этикеткой. Нет, это была не сказка и не обман, и ничего ему не послышалось: парень и правда предлагал именно то, что собирался сейчас делать!

С деловитой серьезностью Женя забрался на постель, открутил колпачок и выдавил немного смазки на пальцы. Свободной рукой он аккуратно залупил Антону головку и, еще разок облизнув ее, начал осторожно смазывать. Он делал это совершенно безмолвно, а Антон зачарованно наблюдал за его уверенными действиями.

— Только самую капельку, хорошо? — предупредил Женя. — Я ведь не голубой, а просто помочь хочу, чтобы вы белье проверили. Вы меня поебёте совсем чуть-чуть, как бы понарошку, а когда я скажу, что хватит, сразу же прекратим, обещаете?

— Обещаю. — покорно ответил Антон. Он уже был готов пообещать что угодно, лишь бы это волшебство продолжалось.

Словно подтверждая серьезность своих намерений, Женя выдавил еще немного геля и тщательно смазал весь член Антона до самого лобка. Антон мысленно присвистнул: ничего себе чуть-чуть! Ну что же, так я согласен: понарошку, так понарошку…

— Только я все сам сделаю…
— Погоди, — смущенно сказал Антон, — ты точно уверен? А вдруг твоя мама придет?
— Вы что, не хотите больше примерять? — Женя обиженно поджал губки, не выпуская, впрочем, член из рук. Его пальцы приятно скользили по смазанному члену, словно намекая, какие удовольствия его ждут, если Антон не будет ерепениться.
— Ну почему же… очень хочу. Просто волнуюсь…
— Не волнуйтесь, она сегодня в третью смену. И я дверь на нижний замок запер, а у нее ключей от него нет. Вы расслабьтесь и не беспокойтесь, у нас очень много времени, нам никто не помешает. Я хочу, чтобы вы не волновались, а то у вас может не получиться. Просто успокойтесь, ладно? Все очень хорошо будет, вот увидите.

Мальчишка встал ногами по бокам его бедер и, аккуратно сдвинув в сторону стринги, медленно присел на корточки. Обеими руками он держал член Антона, направляя его под себя. Его собственный пенис выскочил из трусиков спереди и, казалось, звенел от эрекции. Антон не выдержал и тихо застонал, ощутив, как его головка, уверенно направляемая жениными руками, уткнулась в тесное углубление. Там было скользко: видимо, хитрец смазал свою дырочку заранее.
Закусив нижнюю губу, Женя начал аккуратно насаживаться, покачивая попкой из стороны в сторону. Его взгляд стал сосредоточенным, но смотрел он куда-то вбок, словно не хотел отвлекаться на эмоции партнера. А потом он и вовсе прикрыл глаза и продолжал медленно седлать член уже с закрытыми глазами, нервно при этом покусывая губы.

Руками женя крепко удерживал член Антона, направляя его, не давая ему выскользнуть. Ощущения, которые испытывал Антон, были совершенно фантастические. Казалось, он всем своим естеством ушел в одну точку — в обнаженную головку собственного пениса, которая неумолимо раздвигала узкое отверстие мальчишеского ануса. Это было чем-то похоже на поцелуй: словно узкое колечко губ обхватило его головку и начало медленно двигаться все ниже и ниже, сантиметр за сантиметром наползая сверху и поглощая его орган.

Внезапно в попе у мальчика словно что-то раскрылось, и член как будто провалился в теплую теснину почти целиком. Они оба застонали, ярко переживая этот неописуемый момент единения. Ощущения были довольно-таки острые. Антон никогда бы не признался, но он впервые делал это в попу, да еще с парнем, и ощущения эти по силе и новизне не шли ни в какое сравнение с ощущениями от женского влагалища. Сила наслаждения, которое испытывал Антон, ошеломляла и даже немного пугала его. И еще его пугало открытие: он больше никогда не будет прежним. Но это был такой сладкий страх, и даже не страх, а какая-то особенная гордость за себя: он трахнул мальчика в попу! И ему это понравилось!

Женя вновь распахнул свои большие красивые глаза с накрашенными ресницами и как-то по-новому взглянул на напряженно лежащего под ним Антона. Этот взгляд излучал спокойствие и какую-то новую эмоцию, которую Антон никак не мог определить: благодарность что ли…

Антон скосил глаза вниз. Женя, сопя явно от удовольствия, почти сидел на его бедрах, стискивая его член между ягодиц, а его собственный пенис туго дрожал в сантиметре от напряженного живота Антона, и с его кончика свешивалась блестящая капелька смазки. Антон с восторгом понял, что Женя сам искренне тащится от происходящего!

Антон все еще не решался начать двигаться, яростно напряженный, превратившийся в один оголившийся нерв, и тогда Женя сам взял его руки и положил их себе на ягодицы. Они оказались очень теплые и мягкие, словно у девушки. Антон стиснул их мякоть, ощущая, как его напряженный член неумолимо проникает между них. Женя сладко всхлипнул и, кольнув его грудь накладными ноготками, начал плавно двигаться: вверх-вниз, вверх-вниз. Он как бы сам трахал своей попой член Антона, и тому вообще ничего не надо было делать, просто лежать и получать неописуемое наслаждение.

Лицо мальчика было сосредоточено и напряжено, серьги в его ушах раскачивались в такт его движениям, а браслеты на руках ритмично позвякивали. С каждым движением его тесная попка как бы «распускалась», и член начинал скользить в ней все свободнее и естественнее, но ощущение тугого единения не ослабевало. К тому же Женя все время играл своей попой: Антон с восторгом ощущал, что, когда мальчик опускался на него до конца, узкое колечко его ануса сжималось, стискивая член у самого корня, словно целуя его, а потом за этим следовал еще один такой «поцелуй», когда юноша приподнимался, и член почти целиком ускользал из него, а внутри оставалась только головка.

Антону хотелось кричать от радости, хотелось отбросить уже все условности и страстно прижать к себе этого изящного женственного юношу, задушить жадными, кусающими поцелуями и долбить, долбить членом без остановки, пока яростная вспышка оргазма не положит конец этой сказке.

Внезапно мальчишка остановился, крепко стиснув в себе член.

— Вам понравилось? — его глаза с накрашенными ресницами широко распахнулись и сияли неподдельным восторгом.
— Очень! Так приятно было!
— Удобно было? Нигде ничего не мешает?
— Да, очень удобно, мне все понравилось. — Сказал Антон, и с надеждой спросил: — А почему ты остановился?
— Вы же обещали совсем чуть-чуть попробовать, как бы понарошку, — хитро прищурился Женя и еще крепче сжал дырочкой член Антона, так что тот не выдержал и застонал, закатив глаза.
— Да, да, я знаю, мы же не голубые с тобой, — принял его игру Антон, — просто… мне кажется я еще не до конца распробовал. Давай еще чуть-чуть? Тебе разве самому не понравилось?
— Мне очень понравилось! — воскликнул мальчишка. — Он у вас такой большой, мне так приятно от него! Только вы еще подумаете, что я пидор какой-нибудь и люблю в зад ебаться, а это так стыдно.
— Нет, не подумаю! Честно! — Антон почти паниковал, обеими руками обхватив женину попу, уже готовый насильно принудить его продолжить эти восхитительные покачивания.
— Ну хорошо, — сжалился Женя, — еще немного попробуем. Только давайте в другой позе. Надо тщательно белье проверить, а то вдруг в одной позе удобно, а в другой — нет.
— Конечно-конечно, все, что скажешь. Ты в какой позе теперь хочешь?
— Давайте, я на коленках буду, а вы сзади встанете и будете мне в попу вставлять, только чур не глубоко и как бы не по-настоящему. Я в кино такое видел.
— Отличная идея! Я тоже эту позу знаю.

Женя медленно приподнялся, и Антон почувствовал, как член ускользает из него. Ему так хотелось удержать мальчика, притянуть его к себе и снова войти — глубоко, по самые яйца, но только обещание еще больших наслаждений удержало его от этого.

Полоска стрингов сама заскочила ему между ягодиц, и Женя снова таким естественным жестом отодвинул ее в сторону, чтобы не мешала. Он встал в постели на четвереньки, широко раздвинув бедра и низко, почти до самой постели наклонившись, старательно отклячивая попку. Антон, сопя от невыносимого возбуждения, пристроился сзади.

— Можно я тебя немного потрогаю?
— Конечно, трогайте.

Он взял обеими руками мальчишку за ягодицы, впитывая кожей их необыкновенную мягкость, начал нежно гладить и стискивать их, разводя в стороны. Он сам несколько раз поправлял полоску трусиков, отодвигая ее в сторону. Розовая, блестящая от смазки дырочка после первого знакомства с его членом была слегка приоткрыта, словно сама ждала продолжения этих восхитительных приключений.

Антон взял одной рукой ягодицу юноши и аккуратно отвел в сторону, другой направляя член. Головка вошла очень легко, и тогда он взялся обеими руками и потянул на себя, входя глубже. Мальчишка тихо заскулил: у-у-у-уй!

— Тебе не больно? — на всякий случай спросил Антон, хотя по интонации понял, что мальчик скулит от удовольствия.
— Не-е-ет…

Антон начал совершать неглубокие фрикции, удерживая обеими руками круглую попку Жени. Ебать мальчика оказалось очень легко и приятно, член свободно скользил между его пухлыми полудолями, блестевшими от смазки. Антон зачарованно наблюдал, как его член исчезает в широко раздвинувшемся отверстии, а потом так же беспрепятственно показывается из него, а края отверстия слегка выворачиваются наружу, словно не хотят выпускать.

Это походило на сон. Антон не верил, что это происходит именно с ним. Его движения становились все быстрее и глубже, и вскоре они уже довольно лихо еблись, так что скрипела, надрываясь, кровать и непрерывно звякали браслеты на руках юноши, попискивающего от удовольствия.

— Ну все, все! — вдруг сбивчиво запричетал он. — Вы же обещали не по-настоящему!
— Ладно-ладно, малыш. — простонал Антон, не прекращая фрикций. — Но мне… мне так хорошо! Можно я еще немножко попробую?
— Ну не знаю… а то вы еще подумаете, что я голубой!
— Конечно, нет! — горячо заверил Антон, — мы же просто пробуем белье!
— Ну ладно, — согласился Женя, — поебите еще минутку, а потом вынимайте!
Смотрите, я засекаю!


Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.