Суждено стать сисси девушкой Часть 2

DCahzZF09uc

Продолжение первой части  http://sissy-boy.ru/suzhdeno-stat-sissi-devushkoj/

Привет, всем… Вам, наверное, интересно побольше узнать обо мне? Рост 178см, вес 67кг, объём талии 72см, объём бёдер 96см. Телосложение, естественно, худощавое. Волосы средней длины (закрывают уши), шатен (ка). Как я уже обмолвилась, март был у меня более креативный. После того случая я заболела гриппом. Всё это время меня терзало чувство неведения, что происходит без меня. Узнал ли кто-то о том, что случилось?… Виталий, правда, пару раз звонил и интересовался моим самочувствием… , но больше ничего не вспоминал. Когда я через пару недель пришла на работу, узнала, что Виталий уехал в длительную командировку. Андрей Павлович, когда мы встречались в коридорах, здоровался и лукаво улыбался, но ни намёка о том, что было в тот вечер, не делал. 7-го марта, как это у многих водится, должна была состояться грандиозная попойка по причине поздравления женских коллективов с их днём. В первой половине дня, как сейчас помню, подошёл ко мне Палыч и недвусмысленно намекнул, чтобы я ничего не планировал на вечер, т. к. я приглашен в тесный коллектив на загородную дачу. Честно сказать, эта затея мне не понравилась из-за того, что я не совсем понимал, что меня там ждёт и кто остальные люди. Палыч заверил, что всё будет ок, просто надо устроить шоу, не более того.

— Так мне в какой роли быть? — не понимая, спросил я.

— В той, в которой мы тебя видели. Но секса не будет, обещаю, — заверил меня он.

Рабочий день был сокращенный и я после обеда отправился домой. Приняв ванну и гладко выбрив всё тело, я стал собираться. Что необходимо для шоу, я не знал. Позвонив по мобильному Андрею Павловичу, я уточнил, кто всё-таки будет. В ответ услышал, что будут люди, которые меня не знают и я их не знаю тоже. Одеться надо экстравагантно, но не вульгарно. Так и не добившись конкретики, я погрузился в раздумья. Одеваться дома я, конечно, не стал. Взял косметику и немного бижутерии. Набрал в два презерватива воду. Взял телесного цвета лайковые колготки, короткие черные вельветовые шортики-стрейч моей жены, черный стрэйчевый гольф GFF, лифчик и спрятанные мои черные бархатные туфли на высоком каблуке, в которых я уже имел удовольствие быть. Для экстравагантности решил взять такой модный аксессуар как шерстяные гетры (тоже черного цвета). Трусики решил не одевать. Кинув всё это в сумку, вспомнил, что не взял парик. Взяв тот же черный «каре», понял, что с черным цветом я переборщил, но менять что-то и думать времени не было. Почистив и вскрыв ногти бесцветным лаком, пошел покурить на балконе. Выкурив пол сигареты, услышал, что звонит мобильный. это звонил Андрей Павлович.

— Через 15 минут я за тобой заеду. Будь готов, — выпалил он и спросил адрес.

Быстро одевшись, я вышел на улицу.

«Хорошо, что у жены на работе тоже пьянка и мы до моего отъезда не увидимся», — подумал я.

Палыч не заставил меня долго ждать, я прыгнул в машину, и мы поехали.

— Можно, всё-таки поинтересоваться, что сегодня будет за шоу? — спросил я.

— Слушай, не бери в голову! Там будут обеспеченные мужчины преклонного возраста. В жизни чего только не видели… Устрой им травести-шоу и всё… Порядочность гарантирую. Посидим, попьём дорогие напитки… Расслабься, — тараторил мне Палыч.

В принципе, о наклонностях обеспеченных мужчин преклонного возраста уже многие наслышаны. И о набирающих обороты травести-шоу тоже. Не знаю, что и думать, но во мне проснулся азарт. Я представил себе, как эти обрюзглые жабы будут на меня пялится… И как я их буду вводить в исступление своим поведением. Выехав за город, ехали мы ещё минут сорок. Подъехав к особняку, я посмотрел на часы. Было около семи вечера. Горевшие фонари не могли уже рассеять опустившуюся темноту. Во дворе стояло четыре иномарки. Зайдя в дом, Палыч показал, куда мне пройти, чтобы переодеться. В коридорах и комнатах дома царил полумрак. Судя по доносившимся голосам, людей было не много. Негромко играла ритмичная музыка. Я зашел в комнату и осмотрелся. Обстановка была более-менее дорогая. Кожаный диван, кожаные кресла, ковры. Видно, что хозяева были далеко не из среднего класса. Дверь изнутри не закрывалась и я, подойдя к трюмо, включил бра. Сняв с себя всю одежду и оставшись полностью голым, я стал тщательно мазать тело аромокремом. Нанеся спрэем по телу блёстки, начал одеваться. Одел колготки. Хорошо. Блёстки сквозь колготки просматриваются. Натянул шортики. Шортики оказались маленькими, узкими и сильно облегающими так, что часть попки вылезла наружу. Потом надел лифчик, вложил в него презервативы. Натянул узкий стрэйч гольф и занялся макияжем. Губы накрасил яркой красной помадой. Тени наложил розовые. Как обычно, подвел стрелки на глазах. Вспушил и накрасил ресницы. Припудрил лицо и нанёс немного румяна, чтобы подчеркнуть скулы. Одел клипсы-кольца на уши. На талию одел пояс из цепей. Обулся и надел гетры. Посмотреть на себя полностью в рост не получилось и мне пришлось оценивать себя по половине, вставая на пуфик. Сердце в груди бешено колотилось. Одев парик и осмотрев себя в зеркало, я осталась довольна. Выглядела я ещё более сексуально, чем в предыдущий раз. Выйдя в коридор, я пошла на голоса. Подойдя к гостиной, где сидели люди, я остановилась и несколько раз поработала на глубокий вдох-выдох. Войдя в гостиную, я остановилась и облокотилась на открытую вовнутрь дверь. Комната была большой. Здесь была и барная стойка и шест возле неё. Недалеко стоял биллиардный стол. Чуть поодаль стоял массивный большой стол. За столом сидело шесть мужчин в возрасте за пятьдесят и Палыч. Стол был заставлен спиртным и десертом. Меня жестами пригласили к столу. Неторопливо идя к столу, чтобы народ мог меня оценить, я в свою очередь изучала сидящих. М-да, дядьки были и впрямь толстыми и престарелыми жабами. Сев на предложенное мне место между двумя «мозолями», я не стала облокачиваться на спинку дивана, а, выпрямив свою спину, как школьница положила руки себе на коленки.

— Домино, — представилась я, приблизив тембр голоса к женскому.

Мужчины были, действительно, серьёзными, потому что представляться не стали. Все были в костюмах и ослабленных галстуках. Мне предложили выпить за знакомство. На выбор были представлены напитки и я остановилась на вискаре. Господа сидели, видимо давно. В пепельницах было много окурков и возле стола уже имелась пустая тара. Выпив махом сотку я почувствовала себя увереннее. Мне сразу же налили ещё столько же. Тост был за прекрасный вечер. Процедура пития повторилась. Кто-то кинул в мою сторону реплику, что пью как мужик.

«Так что, Палыч им ничего не сказал?…» — недоумевала я.

Видимо, почувствовав о чем я думаю, Андрей Павлович начал вести тему о том, что сейчас не разберёшься кто есть кто и т. д. После нескольких минут разговора, я почувствовала, что сидеть мне становиться тесно. Господа аккуратно начали меня по бокам сдавливать. Чья-то рука уже вовсю гладила нижнюю часть моей спины. Алкоголь на голодный желудок тоже начал действовать. Я посмотрела на Палыча, тот сидел напротив и не обращал никакого на меня внимания о чем-то говоря с рядом сидящим собеседником. Мне становилось жарко. Полумрак комнаты, горящий камин и звучащая музыка — всё определяло обстановку интимной. Я начинала таять. Четыре руки уже вовсю лапали мои ноги, попку и грудь. Губы целовали мне шею и мочки ушей. Сердце готово было вырваться наружу.

— А Домино нам сегодня станцует? — спросил человек, сидящий напротив и, видимо, наблюдавший эту картину.

«Спасибо, брат, выручил», — подумала я.

Приоткрыв глаза, я, косясь из-под чёлки, оценивала обстановку.

«Так. Или идти и хоть как-то танцевать или мне будет пиздец. На секс с шестерыми плюс Андрей Палыч уговора не было,» — думала я.

Встав на ноги, не спеша, виляя попкой, я пошла к шесту. Звучала «кантри». Блядь, ненавижу эту музыку.

— Есть что-нибудь другое? …

— спросила я.

— Там, за стойкой лежат диски — выбери, — сказал один из тех, кто меня уже тискал.

Зайдя за стойку я начала выбирать. Остановилась на «еврохитс 90». Поставив диск, вышла из-за стойки и подошла к шесту. Пошли откровенные танцы. Получалось не очень, т. к. практика отсутствовала. Прижимаясь к шесту в такт музыки, я краем глаза ловила молчаливые взгляды господ. Композиция сменяла одну за другой и мои ноги на шпильках после получаса танцев стали уже побаливать. Кто-то сказал насчёт стриптиза. Я остановилась и ответила, что никакого стриптиза не будет. Может это прозвучало резко, потому как за столом послышалось недовольство. В это время из-за стола встал тот человек, который предложил мне станцевать и двинулся в мою сторону. Я в нерешительности замерла. Подойдя, он прижал меня к себе и начал медленно танцевать всё больше и больше ко мне прижимаясь. Его руки лапали мои бедра и попку. Я стала заводиться. Зажатый вниз член стал моментально твёрдым и мешал мне. Мужчина тяжело дышал мне на ухо. Поворачиваясь лицом к столу я видела голодные взгляды этих самцов и уже догадывалась, что меня ждет… От танцующего несло потом вперемешку с перегаром и дорогой туалетной водой. Мы медленно в танце приближались к стойке бара. Его язык вовсю орудовал у меня во рту. Я отвечала взаимностью. Время от времени с его уст срывались в мою сторону комплементы.

«Понятно. Будешь нести бог весть что, лишь бы меня трахнуть», — в тот момент думала я.

Развернув меня к себе спиной и прогнув мне спину, господин расставил мне немного ноги. Колготки при свете барных ламп горели от блёсток. Я опустила взгляд вниз на свои ножки. Боже, какую сексуальность им придавали гетры! Упершись руками о стойку, я замерла в ожидании. Я сама себя хотела трахать. Трахать до изнеможения… Но страх перед ними останавливал меня. Старый боров, прислонившись ко мне начал имитировать половой акт, сильно трясь своим оттопыренным передом о мой оттопыренный зад. Я видела как из-за стола встали двое и пошли в нашу сторону. Один из них, подойдя ко мне, взял рукой меня за подбородок и стал засовывать в рот мне по очереди то один, то два пальца. Сопротивляться смысла не было. Я видела их напор и понимала, что мои «ломания» не дадут никакого результата. Поддавшись головой в сторону, я начала причмокивая посасывать. Другой господин взял мою руку и вложил в ладошку свой полувозбужденный член. Подрачивая его член, я ощутила, как он начал заметно расти в размерах… Шорты мне стали расстёгивать… В этот момент Андрей Павлович взял слово:

— Друзья мои! Дело в том, что Домино у нас не совсем обычная девочка… ммм… более того, она вовсе не девочка… она… МАЛЬЧИК!

Возникла немая сцена. Все как один от меня отстранились. От меня потребовали доказательств и они были предоставлены. Отойдя чуть в сторону, я приспустила шортики вместе с колготками, высвободив на показ свой член с тянущейся от перевозбуждения смазкой. Колготки были мокрыми. Через несколько секунд молчание было нарушено, и один из друзей Андрея Павловича предложил мне заняться мастурбацией. Все вернулись за стол и обратили взоры в мою сторону. Играла «Энигма». Подумав, что этим всё и закончится, я приступила… Прижавшись спиной к шесту и немного согнув плотно сомкнутые ножки я начала пальчиками одной руки не спеша дрочить, а другой рукой себя ласкать — время от времени запуская то один, то два пальчика себе в рот. При этом я под музыку то привставала, то опять приседала. Гетры на ногах от таких движений немного сползи. Через какое-то время я повернулась к коллективу спиной и стала пытаться проникать себе пальчиком в попку. Обратив внимание на часы, я понимала, что «игра» затягивается. Время приближалось к десяти вечера. В конце-концов, я реально начала себя трахать двумя пальцами. Постанывая, темп мой то ускорялся, то замедлялся. Холод железа от ремешка из цепей возбуждал моё пылающее страстью тело в области талии. Кончать я не собиралась, чтобы не обрубить кульминацию. Оглянувшись через плечо, я увидела у троих спущенные штаны и торчащие члены. Господа, глядя на меня мастурбировали… Развернувшись к ним я подтянула шорты, скрыв торчащий колом член и стала томно танцевать всю себя лапая. Через минут десять всё те же двое встали и подошли ко мне. Обняв за талию, они повлекли меня к биллиардному столу.

— Залазь на него, — кивнул мне один из них, указывая на стол.

Я повиновалась. На часах было половина одиннадцатого. На бильярдном столе мне сказали стать «раком» ближе к фронтальному борту и прогнуть спину. После того, как я приняла эту позу, господа стали на меня дрочить, суя члены мне в лицо.

— Только кончайте не на меня, — попросила я.

— Что?! — возмутились они, — эта сука нам ещё условия ставить будет?!!

И один из них дал мне пощечину. Я встала и сказала Андрею Павловичу, что мы так не договаривались. Началось выяснение отношений. Во время перебранки один из сидевших за столом встал и пошёл к стойке бара. Громко открыв бутылку шампанского он двинулся к нам.

— Друзья, не будем ссориться. Раз Домино просит не делать этого, мы и не будем… Лучше выпейте мировую. Сначала даме, — сказал он и протянул бутылку мне.

— А бокал? — вызверилась я.

— А с «горла» слабо? — съязвил его компаньон, что сидел за столом.

Сев на край стола и свесив ноги, я начала пить с горла. Пить действительно хотелось. Опустошив больше, чем пол бутылки, я протянула её одному из троих, стоявших рядом.

— До конца, — сказал он.

Не долго думая, я осушила бутылку до дна.

— Угостите сигаретой, — попросила я.

Когда я судорожно курила, ожидая «приход», один из троих отошёл к стойке, и вернулся что-то неся в руке.

«Банан» — подумала я, глядя на форму.

Из-за полумрака цвет предмета различить было трудно. Подойдя ближе я увидела, что это был вовсе не банан. Да, это был не банан. Это был искусственный член красного цвета. Он протянул его мне.

— Тебя трогать не будут. Соси его, — сказал он мне настойчивым тоном.

«Уж лучше так, чем сосать у этих боровов», — подумала я.

— А он чистый? — спросила я.

В ответ утвердительно кивнули, и сказали, что новый. Фаллос был, действительно, новый, т. к. сильно пах резиной. Троица стала так, чтобы не заслонять меня сидящим за столом. Я никогда не обращалась с фаллоимитаторами и его вид вызывал у меня массу вопросов. В первую очередь — что делать? Сев на столе на корточки, я принялась медленно вводить член в рот. Чтобы не видеть их взглядов, я закрыла глаза. Член был большой и мне пришлось открывать рот пошире. Амплитуда моих движений со временем увеличивалась. Вдруг у кого-то за столом зазвонил мобильный. Я открыла глаза и остановилась.

— Не останавливайся, — сказал тот, кто принёс мне член.

Я смотрела на эту троицу. Багровые от напряжения они дрочили, глядя на меня. Закрыв опять глаза и тяжело дыша, я продолжила процедуру минета псевдочлена. Краем уха слышала, что за столом началось движение.

— Нам пора, господа, — дела возникли срочные, — сказали встающие из-за стола.

Я открыла глаза. Андрей Павлович и трое людей шли через гостиную к двери на выход. Прервав свою игру, я спросила:

— Андрей Павлович, а я?

— А ты остаёшься. Закончишь всё, тебя отвезут. Чем быстрее справишься, тем быстрей освободишься, тем более, что тебя отблагодарят, — сказал он и спешным шагом последовал за ушедшими.

Я в нерешительности хлопала глазами и смотрела на оставшихся. Мне стало страшно и бросило в озноб.

— Только, прошу вас, не лезьте ко мне, — взмолилась я.

От беспомощности хотелось плакать.

«Пиздец, одна с троими незнакомыми …

извращенцами. Никто из родных не знает, где я. Если что-то случится — и не узнает. Блядь, на хуя я сюда поехал!» — лихорадочно думала я.

У меня назревала паника. Сердце колотилось так, что вот-вот вырвется.

— Ну что ты остановилась? — спросил один из них, подходя ко мне, — давай я тебе немного помогу, — предложил он, взяв у меня член и поднеся мне ко рту.

Одной рукой он взял меня за затылок, а другой начал водить мне по полуоткрытым губам резиновым членом.

— Ох, ёпть, да она дрожит вся! Детка, тебе, что страшно? Ты нас боишься? — удивленно спрашивал он.

Я утвердительно кивала, смотря ему в глаза.

— Юра, принеси ей полный стакан виски! — кинул он одному из стоявших сзади.

«Ага, значит одного из боровов зовут Юра», — заметила я.

— Петрович, какого хуя ты языком ляпаешь… , — ответил тот.

«Так, а это Петрович», — меня стало это веселить.

Блядь, как в фильме. Все зашифрованные. Юра принес мне стакан виски и стал рядом. Я залпом осушила стакан и попросила сигарету. Мне подкурил Петрович и протянул сигарету, давая понять, чтобы я курила у него с руки. Я аккуратно губами затянулась на полные легкие. Боже, как хорошо. Тело перестало дрожать. Горячее тепло от вискаря плюс шампанское разливалось по всем клеточкам моего организма. К нам подошёл третий. Я заняла коленно-локтевую позу и для каждой затяжки тянулась телом к Петровичу. Выпуская дым, я отодвигалась обратно. Мои телодвижения кое-что начали напоминать. С каждой затяжкой я становилась всё более развязнее. Господ это начало опять заводить. Юра стал лапать мою попку и бёдра. Петрович вовсю гонял у меня во рту искусственный член. Третий наблюдал всё это и, переминаясь с ноги на ногу гладил мне спинку одной рукой, а другой немного надавливал мою голову на член. Я, в свою очередь тяжело сопела и от откровенных прикосновений Юры начала едва ему подмахивать. Через какое-то время я почувствовала, что Юра начинает стягивать с меня шорты и колготки. Я обернулась, но тут же Петрович меня развернул и с силой засунул мне в рот член. С одной стороны голову мне держал Петрович, с другой, так же крепко, на затылок мне давил третий. Я совершенно не могла пошевелить головой. Член я закусила зубами в ожидании, что будет происходить дальше. А дальше было то, что я не смогла даже представить. Что-то горячее и мокрое коснулось моего ануса. Это был явно не член Юры. Только через несколько секунд я поняла, что это был его язык.

«Ни чего себе!», — пронеслось у меня в голове, — «вот это поворот»…

Я медленно стала насаживаться на лицо Юры. Его щетина щекотала мне попку. Его нос в такт попадал не меж половинок.

«Хорошо, что я полностью побрился и помазался кремом», — подумала я.

Я всё сильнее и сильнее насаживалась на язык. Мне было одновременно и безумно щекотно и безумно приятно. Что я в тот момент чувствовала — не передать. (кстати, с Юрой мы ещё не раз встречались, но об этом я напишу позже). Высвободив искусственный член, я потянулась рукой к ширинке Петровича и стала ему расстёгивать брюки. Член Петровича стоял колом. Сзади вовсю пыхтел неутомимый Юра и я, глядя из-под челки видела, как Петрович смотрит на него и как-то зверино улыбается. Расстегнув брюки и стянув вниз трусы, я увидела весь в крупных жилах и с сиреневой залупой член Петровича. Именно с залупой, т. к. головкой это назвать было трудно. Видно было, что боец рвётся в бой. Член весь пульсировал, выделяя капли смазки. Юра меня уже вовсю трахал языком и кряхтел. Притянув Петровича за член поближе я начала как голодная самка сосать. Заглатывая как можно дальше, я, обильно выделяя слюну насаживалась ртом и всасывала как пылесос член Петровича. Через несколько секунд он рыча кончил. Сперма залила мне рот. Вытянув, извергающий густую сперму член изо рта, я направила его себе на лицо. Зажмурившись, я чувствовала как кончина бьёт мне в лицо. Боже мой, откуда столько спермы у этого пожилого человека? В ту же секунду, не дав мне опомниться, место Петровича занял третий. Этот стал меня откровенно трахать в рот, взявшись обеими руками за мою голову. Мне было больно, но язык Юры уже так глубоко проникал в мою дырочку, что я исступленно, как голодная самка всё шире и шире расставляла ноги и прогнув спинку поддалась воле третьего борова. В какой-то момент я почувствовала, что из моего члена начало течь. Я кончила. Но это было по-особенному. Ноги мои тряслись от напряжения и я не могла больше так стоять. Мне пришлось поменять позу и лечь на бок. Выпустив член из рта я посмотрела на Юру. Он уже был на столе и стоя «раком» страстно целовал мне ноги, яростно мастурбируя свой обрубок. Член у него был маленький. Я легла на спину. Юрий спустил мне колготки и шорты почти до колен и стал вылизывать мою сперму с тыльных частей моих бёдер, с колготок и облизывать мой обмякший член. Я стонала от удовольствия и дрочила член третьему. Продолжалось это по-моему долго. Или мне это казалось. Я поняла наклонности Юрия и мне это безумно понравилось. Отметив про себя, что он мой, я принялась вся извиваясь, как змея облизывать и аппетитно сосать член всё того же третьего господина. Дядя никак не мог кончить и я, утратив энтузиазм, начала наблюдать за Юрой. Тот весь в слюнях и сперме орудовал у меня меж ног. Член мой уже стоял и он, не стесняясь ничего и никого, делал мне минет. Я стала себя как-то неловко уже чувствовать. Третий всё не унимался и тыкал мне то в рот, то в лицо своего полустоячего. Через время Юра, видимо изрядно устав, отстранился от меня. Наши взгляды встретились. Я ему кокетливо улыбалась, посасывая и легонько покусывая член его коллеги.

— Стань «рачком», Домино, — с просьбой в голосе сказал Юрий.

Угукнув, я отстранила член и развернулась к Юре попкой.

— Только у меня просьба — использовать презерватив, — попросила я.

— Ну, естественно, — с дрожью в голосе сказал Юрий и попросил у уже сидящего за столом и попивающего вискарь Петровича оказать ему любезность.

Любезность тут же была исполнена. Я в томлении замерла. Из-за невысокого роста Юрия мне пришлось подстраиваться, чтобы ему было удобно попасть в меня. После нескольких попыток под взоры двух господ Юрий начал медленно входить в меня. Неторопливо, в раскачку мы стали трахаться. Как я уже упоминала, член его был небольших размеров, поэтому больно мне не было. Из динамиков уже давно звучал «шансон». Терпеть не могу его, но в процессе акта просить поменять музыку я не могла, а полностью отдалась этому плешивому самцу. Трахая меня он подрачивал мне член и я получала двойное удовольствие. Анус я то сжимала, то разжимала, чем как мне казалось, приводила в восторг Юрия. Двое других просто наблюдали. Моя дырочка уже хорошо разработалась и его член ходил, как по маслу. Трахал он меня долго, но мне это не надоедало ни чуть. Задрав мой гольф до середины спины, Юрий периодически хватался за мою, так называемую, грудь. Иногда, взявши меня за талию, он с силой вгонял в меня свой член. В такие моменты я подвизгивала и ускоряла темп. На часы я уже не смотрела. Казалось, прошла вечность. Прикрыв глаза я в такт подмахивала этому ёбарю и закусив губу стонала. Кончил он с энтузиазмом, вынув член и сорвав презерватив. Сперма залила мне попку. Повернувшись к нему я стала размазывать сперму по попке и спинке. М-да, спермы было не много. Облизав пальчики, я полезла к нему целоваться. В поцелуе я старалась передать всю свою страсть этому старому кобелю. Нежно обняв меня, он орудовал в моём роту своим скользим и не очень приятным языком… Но что-то в нём было… Объяснить не могу… Какая-то ласка, что ли… Не знаю. Предавшись утехе, я вдруг почувствовала как чей-то пальчик начинает орудовать у меня в попке. Когда обернулась — увидела Петровича. На часах было двадцать минут второго ночи.

«Пиздец. Надо бы уже и домой», — подумала я.

— Может хватит? — жалобно спросила я, придав голосу усталость.

Я действительно уже устала и хотела домой. А ещё приводить себя в порядок.

«У них, думаю, есть здесь ванная», — мысли работали теперь в обратном порядке.

— Сейчас, ещё чуть-чуть и всё… всё… всё, — шептал мне на ухо Петрович, кладя меня набок.

Он начал тискать меня, пытаясь возбудить. Жарко дыша мне в лицо, он своим слюнявым языком полез мне в рот. Я чувствовала как он нервно натягивает одной рукой себе на член презерватив. Я начала вырываться. Петрович это почувствовал и крикнул сидящем за столом третьему:

— Миша, иди помоги!

«Миша. Так вот ты кто. Дядя Миша — импотент», — пронеслось в голове.

— Помогите мне, пожалуйста… — попросила я, повернувшись головой к одевающемуся Юрию.

— Прости, девочка, но мы здесь одна компания… , — начал было оправдываться плешивый, но его прервал подходивший к нам дядя Миша.

— Так, Юрий Степанович, кайф получили — отдыхайте. Скоро поедем, — и, прижав мои руки к сукну стола, продолжил. — Ты, сучка, лежи смирно и получай удовольствие. Тебе же нравится! Что ты ломаешься?!, — переходя на крик говорил он.

Меня начали насиловать. Петровича член никак не лез. Он то и дело плевал себе в ладонь и смазывал мне анус. Я брыкалась, чем затрудняла его движения. Вдруг я увидела как дядя Миша занёс над моей головой кулак и зажмурилась, что было сил. Очнулась я лёжа на спине. Была ужасная слабость. Надо мной во всю пыхтел Петрович. Попка моя страшно болела, но боль была какая-то тупая. Ноги мои все в блёстках лежали у него на плечах и беспомощно покачивались в такт его фрикциям. Рядом, справа от меня, валялись порванные мои колготки, помятые шорты и туфли. Гетры же они натянули почему-то обратно. Видно, им они тоже понравились. У меня непроизвольно от напора Петровича вырывался стон. Мои руки сзади, у меня за головой держал дядя Миша.

«Больше всего я этого и боялась», — отчетливо билось у меня в голове. «Меня насилуют какие-то старые пердуны».

Сил сопротивляться не было. Видно, это почувствовал дядя Миша и отпустил руки. Руки сами собой обняли Петровича за шею.

— Подмахивай мне, подмахивай… подмахивай, сучка, — не унимался Петрович.

Я, визжа стала подмахивать. И через несколько минут меня стало уже заводить, что меня насилуют. Дядя Миша, пристроившись слева раскрыл мне рот и запустил опять свой член. Так, трахая меня в обе дырки эти самцы умудрялись ещё шлёпать меня по ляжкам, попке и щекам.

— Что, сучка, хорошо тебе? Хорошо?! — постоянно повторял Петрович, загоняя свой член в меня всё глубже и глубже.

Я в ответ только сопела и визжала, скрестя ноги на спине у Петровича и толкая его всё больше к себе. Вскоре, Петрович обмяк.

«Кончил, наконец-то», — поняла я.

Сняв с себя мои ноги, он встал со стола.

— Ну, Мишаня, закругляйся, — пропыхтел он, снимая с члена презерватив с кончиной.

Подойдя ко мне, он вывернул презерватив возле моих губ и члена дядя Миши. Сперма тут же с движениями дяди Мишиного члена стала проникать мне в рот, отчасти вытекая.

— На хуя такое делать? — возмутился дядя Миша и вынул член из моего рта.

— А что такого? — ухмыльнулся Петрович.

— Да ничего такого!!! — в сердцах выпалил тот.

Я полулёжа наблюдала выяснения отношений. Губы пекло от спермы и дяди Мишиного члена. Во рту вкус спермы был противен до тошноты. Я стала вытираться рукой. Кости таза болели, не говоря уже о самой попке. Привстав, я тут же получила оплеуху.

— Куда, блядь, встала? — с яростью в голосе горланил дядя Миша. — Разденься полностью! Опускайся на пол! На колени, сука! — орал он на меня и хлестал по щекам.

Я плача стала осторожно раздеваться, чтобы не снялся парик. Молча опустилась на колени. В сторону полетел гольф, лифчик и презервативы с водой. Я стояла на коленях голой в гетрах, спрятав между ног член.

— Соси! Соси, чтобы я кончил! — вопил, не унимаясь, он.

— Да ладно, ты. Не бей девочку, вернее уже мальчика, — вступился Юрий.

— А ты молчи!!! — огрызнулся дядя Миша в его сторону.

Я, не зная где найдя силы, сосала и дрочила член дяди Миши. Парик уже сбился на бок и я постоянно его поправляла. В какой-то момент я почувствовала, что тело моё становится ватным. В ушах пошел шум… Волосатое пузо старого извращенца в такт движениям всё сильнее упиралось мне в нос. Я расслабила рот и просто не выпускала из него член. Дядя Миша долбил меня, прижимая мою голову к себе… Сперма струёй брызнула мне в гортань. Я с силой отпихнула эту жабу от себя и стала закашливаться. Струи спермы поливали моё лицо, шею и тело. На часах было без пяти пять.

— В душ, нахуй! — крикнул мне тут же дядя Миша.

В душ меня проводил Юрий.

— Не обижайся. У него часто крышу срывает, — сказал он мне, помогая идти.

Идти мне было больно. Анус болел и горел огнём. Сперма, залив лицо попала на ресницы и тушь вперемешку с ней попала в глаза, чем вызывала нестерпимое жжение. Душ я принимала долго, стоя под сильным напором горячей воды. Я настолько была в прострации, что залезла в душ в парике. Когда я это поняла, парик был полностью мокрым. Придя в себя и тщательно смыв шампунем остатки косметики, крема и блёсток, я вылезла из кабинки. Осмотрев душевую, я отметила про себя, что размеры ванной комнаты были большие. Вытираясь и осматриваясь в зеркало, чтобы убедиться всё ли в порядке, я услышала как в комнату кто-то вошёл. Обернувшись, я увидела Юрия. В руках у него была моя мужская одежда. Протянув её мне он сказал:

— Домино! Я тебя очень прошу попозировать… я заплачу тебе… очень прошу тебя.

— Я устала! Вы что, все издеваетесь надо мной?! — кричала я на него. — Мало того, что поимели, как последнюю, так ещё им позировать! — продолжала я.

— Ну, пожалуйста. Прошу тебя! — не унимался он, протягивая мне фаллоимитатор. — Я очень прошу тебя. Я тебя отвезу домой. Я заплачу тебе, — тараторил мне Юрий Степанович.

— Ладно, — сдалась я, — что надо делать? Я, правда, очень хочу домой. Увезите меня побыстрей.

— Хорошо-хорошо! — лепетал Юрий Степанович, — повернись ко мне.

Тут я увидела, что он достаёт «цифровик».

— Вы что? Вы фотографировать меня будете?! — я опешила.

— Не бойся… Лицо я снимать не буду. Только сзади… Покажи как ты можешь… себя… трахать… и мы поедем тут же домой, — прерывисто говорил он.

— Ну ладно, старый педик, — кокетничала я.

Делать было нечего. Пришлось себя унижать перед ним. Поюлив перед ним задом, я стала с трудом от боли впихивать в себя этот долбанный резиновый член. Через какое-то время я оделся. Он отвез меня сначала в офис, чтобы я в сейф к себе спрятал женские принадлежности, а потом домой. Дома, конечно, скандал. В очередной раз соврал о том, что был на корпоративе, без задних ног плюхнулся спать.

Скоро будет продолжение …


Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.